strravaganza


Дмитрий Майстренко


Previous Entry Share Next Entry
Лепные лебеди.
strravaganza
Есть в нашем городишке один ресторан, заточенный под свадьбы и банкеты. Вполне себе неплохой зал, светлый, почти без колонн, а на потолке — лепнина в виде летящих лебедей, пошлятина невероятная. И угораздило меня однажды в этом кабаке снимать свадьбу. Никогда я этот день не забуду.

Когда ты знаешь что завтра работать, ты стараешься воздержаться от выпивки, и пораньше лечь спать, ибо завтра тебе нужно быть в форме. Но помимо таких очевидных моментов, есть ещё и тонкости, например с утра лучше не пить чай, потому что он потом может попроситься наружу в самый неподходящий момент, что бывает крайне некстати. Лучше попить и поесть в ресторане, (если предложат конечно), уж там-то, если что, туалет всегда рядом.

В тот день родители молодожёнов, прекрасные люди, позаботились о скромных тружениках вспышки и стедикама, накрыв им отдельный стол, да благословит их за это Аллах, и пошлёт им гурий, вина, и елея. В промежутках меду тостами я подкрепился, и почувствовал, что жизнь налаживается. Оператор тоже был доволен — на сытый желудок тянуть лямку банкета куда веселее. Застолье продолжалось своим чередом, гости от всей души желали молодожёнам счастья, здоровья, и побольше детей, а ведущая исторгала из себя песенные хиты двадцатилетней давности. Публика, откушав горячительного, весьма охотно хлопала, и тамада расцветала от удовольствия. Судя по всему, этот среднемучительный вечер обещал сильно не затягиваться, и быстро достигнуть торта и свечей.

Я потихонечку тратил место на флешке, как вдруг почувствовал дискомфорт. То ли майонез в ресторанном салате был несвежий, то ли ещё что, но я ощутил твёрдое желание провести пару минут в мужской комнате. На танцполе как раз не происходило ничего важного, и я решительно направил стопы свои в направлении комнаты, на двери которой был трафарет мужика в цилиндре. Проникнув внутрь, я произвёл пренеприятнейшее открытие: оказалось, что именно у этих дверей вся роскошь античных фресок и потолочной лепнины этого заведения неожиданно заканчивалась — туалет был крошечный, мужики толпились у писсуаров, почти соприкасаясь плечами, и что важнее всего — единственный унитаз просто стоял немного в стороне, и никакой двери там не было даже в проекте.

Как человек, воспитанный в старомодных обычаях прогнившей интеллигенции, я немедленно осознал, что в данных условиях решение стоящей передо мною задачи решительно невозможно, ведь вокруг находилась куча мужиков, которые курили, мыли руки, и смеялись. Порядком озадаченный, я вышел в коридор, сделав вид, что мне неожиданно расхотелось делать то, зачем я пришёл. Но если посетителей туалета  я может быть этим и обманул, то своё естество обмануть было невозможно, и оно весьма требовательно напоминало о себе.

Через пару минут я снова заглянул в мужскую комнату, но там было по-прежнему оживлённо-многолюдно. Я с умным видом помыл руки, разглядывая в зеркало своё лицо. Вид у меня был несколько напряжённый. Кто-то из гостей у меня что-то спросил, я рассеянно что-то ответил, и вышел. Вернувшись в зал, я сделал пару дежурных кадров, и задумался, что же делать? Выбежать на улицу, и поискать другой туалет? Глупо, долго, и никакой гарантии успеха. Идти в женский? Исключено. И что тогда? Терпеть? Не вариант. Я находился на грани большого конфуза.

Прошло ещё несколько томительных минут, я пару раз выходил в коридор, но ротация посетителей у заветной двери не прекращалась ни на минуту, кто-то заходил, кто-то выходил, было ясно, что без свидетелей там не остаться ни на секунду. Никогда ещё Штирлиц не был так близок к провалу. Ситуация оботрялась с каждой минутой, похоже что майонез и правда был несвежий.

Временами я почти решался наплевать на приличия, войти в туалет, и решить вопрос, невзирая на присутствие посторонних, но так долго сдерживаемое напряжение, мощно нараставшее с каждой секундой, не оставляло никаких сомнений в том, что скромненько посидеть в уголочке мне не удастся, вне всяких сомнений ожидались кварки, бозоны и протуберанцы. Воображение красочно рисовало мне кульминационные моменты, исполняемые мною на глазах всей туалетной публики, и решимость оставляла меня.

Положение было безвыходным. Я обосновался неподалёку у двери в коридор, и старался поменьше шевелиться. Гости всё плясали и плясали, тамада всё пела и пела, всем было очень весело, а мне вскоре стало уже совсем нехорошо. И тут вдруг мимо меня пронёсся яркий метеор в красном платье — это наша ведущая выскочила в коридор. Громким голосом она провозгласила, что все гости немедленно приглашаются в зал, потому что сейчас произойдёт что-то очень-очень важное, какой-то сюрприз. Её надтреснутый голос, усиленный микрофоном, пронзал мой мозг насквозь, и легко преодолевал стены полуметровой толщины. Дверь мужского туалета даже не пыталась сопротивляться, и все кто находился внутри, её прекрасно услышали. Народ неторопливо потянулся в зал, желанный путь вот-вот должен был оказаться свободен... Но я не мог не выяснить, что же там придумала ведущая, вдруг что-то такое, что никак нельзя пропустить?

Оказалось, что невеста решила сделать сюрприз своему суженому, и спеть ему песню.

Пока тамада сгоняла гостей в центр зала, время тянулось невыносимо медленно. Некоторые родственники выясняли, нужно ли брать с собою бокалы, другие долго не могли понять, чего от них хотят, третьи никак не могли перестать выпивать и закусывать. Я был готов их поубивать. Наконец за столами остались только самые старенькие бабушки и дедушки, и зазвучала минусовка.

И вот посреди кольца из сотни гостей юная, и стройная как тростинка девочка в белоснежной фате и кружевном платье неуверенным и звонким голоском поёт какую-то песенку типа — "Любимый, единственный, жить без тебя не могу", жених стоит перед ней как деревянный, не зная куда девать руки, мамы и бабушки рыдают от умиления, а фотограф, нечеловеческим усилием сжав булки, мечтает не стать первым представителем своей профессии, громко обосравшимся на банкете.

Наконец я сделал пару кадров, и мелкими-мелкими шажками, неся на лице выражение нечеловеческого страдания, начал смещаться в сторону двери. И на словах о вечной любви и бесконечном счастье я громко хлопнул дверью банкетного зала. Ах, знал бы хоть кто-нибудь из гостей, сколь грязные мысли в моей голове опорочили этот чистый и трогательный момент!

За заветной дверью на моё счастье никого не оказалось. Обычно в общественных туалетах я никогда не ставлю фотоаппарат на пол, но тут уж было не до условностей... Когда я вернулся в зал, меня переполняло невероятное счастье, я был готов расцеловать даже тамаду в её нарумяненные щёки.

До чего же мало иногда нужно человеку для счастья!

  • 1

Ахахаха!
Посмеялась от души!
Надо было попросить всех выйти :))


Ага, и как это объяснить? Типа - Валите вон, мне надо?

Ржал как конь. Афтар, пейшы исчо :)

PS может организм просто на жирное плохо реагирует? :)

Я тебе в мордокниге ссыль закинул на Прагу.

До чего же мало иногда нужно человеку для счастья!

Так выпьем же за маленькие радости жизни! :)))

Ваше здоровье!

Да не настигнет нас аналогичное в будущем счастливом году!

Это точно, не дай господь!

Вывод: с тамадой надо дружить :-)

Тогда было не до дружбы. Не догадался я...

Коричневые истории - самые интересные, потому как сильно сопережеваешь герою, ведь и сам оказывался в похожих ситуациях неоднократно.

Живой дух - его никак не удержишь!

От души посмеялся, спасибо!


Как я вас понимаю! Я так однажды писать захотела, а негде!
Но я презрела приличия, сказала, чтобы такси остановили, нашла какой-то захудалый куст под чьим-то двором!..

И да, человеку так мало нужно для счастья!))))

Отбери у человека всё, а потом верни кусочек - он тут же почувствует себя счастливым.

Ах, простите, забыла: с наступающим же, Дмитрий! И пусть всем будет щасте!Ё!Ё!

Спасибо, взаимно. Побольше щастьяя и денех!

Есть в моей памяти истории, когда всё заканчивалось не так удачно-))

Кто был главным героем?

Всегда думала, что кабинки, не закрытые снизу доверху - это самая большая глупость инженерной мысли, но оказывается, бывает и такое! О_о)))

Сортирные ячейки, у которых есть просвет снизу - это по всей видимости отголоски пляжных кабинок для переодевания, где по наличию ног принято узнавать, что кабинка занята. Очень многие вещи делаются людьми, которые вообще никогда нифига ни о чём не думают.

А! предупредить забыла.

Дело в том, что когда появляются деньги - исчезает всё остальное. Помните это!

А вот и неправда! Всё остаётся, и даже кое-что появляется, например новая машина.

ржал, аки конь станичный
это прекрасно!

Нет у вас сердца, смеяться над чужими страданиями!

Быть фотографом — это работа с определенными обязанностями. Если есть проблема, что можешь обосраться, то надо это обговаривать или иметь заместителя. И рассчитывать на то, что будут кормить бесплатно, неправильно.

У меня в договоре есть отдельный пункт, в котором если съемка длится шесть или более часов, то мастеру светотеневого рисунка полагается получасовой перерыв с горячим питанием за счет молодоженов.

Прекрасное из актерских баек вспомнилось на эту тему (далее копипаст из интернетов):


"Байка времен ефремовского "Современника".

Алла Покровская рассказывала, что Ефремов так заразил своих актеров любовью к системе Станиславского, что любые посиделки заканчивались дискуссиями именно на эту тему.

Однажды на гастролях в Румынии артисты собрались после спектакля в одном из гостиничных номеров. Как водится, речь зашла о системе Станиславского.

Калягин и Гафт заспорили о Системе, а Евгений Евстигнеев , наотмечавший окончание рабочего дня пуще всех, завалился на кровать и заснул.

В конце концов Гафт с Калягиным доспорились до того, что решили выяснить, кто лучше сыграет этюд на "Оценку факта".

Фабулу придумали такую: у кабинки общественного туалета человек ждет своей очереди. Ждет так долго, что не выдерживает, выламывает дверь и обнаруживает
там повешенного.

Не поленились, соорудили повешенного из подушки и поместили его в стенной шкаф.

Один сыграл неподдельный ужас и бросился с криком за помощью, другой, представив возможные неприятности, тихонько слинял, пока никто не увидел... Оба сыграли классно.

"Судьи" в затруднении. Тогда решают разбудить Евстигнеева и посмотреть, что придумает он.

Растолкали, уговорили, объяснили ситуацию... Евстигнеев пошел к шкафу.
Уже через секунду весь номер гоготал, видя как тот приседает,припрыгивает перед дверцей стенного шкафа, стискивая колени, сначала деликатно постукивает в дверь "туалета", потом просто барабанит.

Наконец, доведенный до полного отчаяния, он рвет на себя дверь, видит "повешенного", ни секунды не сомневаясь, хватает его, сдирает вместе с
веревкой, выкидывает вон и, заскочив в туалет, с диким воплем счастья делает свое нехитрое дело, даже не закрыв дверь!

Громовой хохот, крики "браво", и единогласно присужденная Евстигнееву победа. Артист раскланялся и рухнул досыпать."

Таких актёров сейчас почему-то уже не рождается. Кстати, непонятно - почему? Неужто иссяк генофонд?

У меня был однажды случай на зимней свадьбе. А на морозе почки ураганят так , что пей не пей... Приспичило по малому так, что круги перед глазами шли.. и как назло - ни одного закутка (ездили по центру). Потом повезло увидеть какой то недострой обнесенный забором. Остановил кортеж и семеня побежал туда, где и сделал свое мокрое дело, подвывая от счастья... :)

Кажется, они торопились. Мне неудобно было их задерживать, но у меня в результате всех волнений (ну и время подошло) возникла потребность, вернее – две потребности, и я, слегка, в общем-то, смущаясь, спросил, где у них тут уборная.
– Уборная? – Смерчев наморщил лоб и вопросительно посмотрел на Искрину Романовну.
– Классик Никитич имеет в виду кабесот, – улыбнулась Искрина Романовна.
– Ах, кабесот, – вздохнул Смерчев. – Ну да, действительно, кабесот. Ну как же я сразу не догадался! Ну это понятно, это естественно. Как говорит Гениалиссимус, ничто человеческое нам не чуждо, – сказал он и захихикал.
Искрина Романовна вызвалась меня проводить, и я пошел, захватив с собой свой «дипломат», потому что по социалистической привычке боялся, как бы его не сперли. По дороге Искрина Романовна объяснила мне, что кабесот означает Кабинет Естественных Отправлений. Подведя меня к дверям кабесота (там имелась соответствующая надпись), Искрина Романовна заботливо осведомилась, для какой надобности нужно мне это заведение, для большой или малой. Я покраснел и спросил, чем вызван ее интерес к такой, в общем-то, интимной подробности. Она ответила, что спрашивает не из праздного любопытства, а потому, что хочет помочь мне в оформлении моего отправления. Что это значило, я понял только потом.
Войдя вместе со мной внутрь кабесота, Искрина Романовна обратилась к сидевшей в углу интеллигентного вида даме в белом халате и в очках, привязанных к ушам шнурками от ботинок. Дама выдала мне какой-то бланк из серой бумаги, в котором я должен был указать фамилию, звездное имя, год и место рождения и цель посещения кабесота (в этой графе по указанию Искрины Романовны я написал: «сдача продукта вторичного»). Я расписался, поставил дату, после чего Искрина Романовна вышла, а мне было разрешено приступить к своему делу, для чего тут, прямо перед глазами дамы, имелся длинный ряд необходимых отверстий.
Эта дама меня смущала, потому что я собирался делать не только то, о чем сообщил в анкете. Дело в том, что, если читатель не забыл (я-то не забыл), у меня в кармане должна была быть выданная мне на прощанье стюардессой бутылочка «Смирнофф», которую самое время было употребить. Но когда я отошел к самому дальнему отверстию и, повернувшись к дежурной противоположным боком, сунул руку в карман, я там никакой бутылочки не обнаружил. В другом кармане ее тоже не было. Я даже вывернул оба кармана и посмотрел, нет ли там дырки. Никакой дырки не было.
Мне оставалось только горько усмехнуться. Коммунизм они построили, а по карманам все-таки шарят. Какой-то негодяй воспользовался моментом, когда я был без сознания. Не зря я беспокоился о своем «дипломате». Я так расстроился, что перестал стесняться и, поставив чемоданчик перед собой, приступил к исполнению своего дела под наблюдением дежурной.
Прямо передо мной была давно не крашенная стена со всевозможными рисунками на ней. Там же был начертан химическим карандашом призыв: «Пролетарии всех стран, подтирайтесь!»

Войнович гениален!

Да Вам, батенька повезло! У Вас туалет был! Снимал мероприятие и когда "приспичило по лёгкому", спросил, где туалет?... добежал, захожу... а там пустая комната, куски труб из стен и пола!!! У них "видите ли РЕМОНТ". Честно старался попасть в торчащую из пола канализационную трубу. Кстати не ем на мероприятиях, с собой "сникерс" и бутылка минералки. Теперь всегда первое, что спрашиваю - "где руки помыть?" (пару раз отправляли на кухню, приходилось уточнять). Ну и ещё. Даааавноооо, снимал "праздник" медиков, ближайший туалет был за шторкой в "разделочной" (не знаю, как правильно назвать место, где трупы потрошат).

Ах, не пытайтесь меня впечатлить! А то я сейчас наваяю пост о свадьбе в станице Ивановская, где многоместный туалет находился на улице, и деление на М/Ж было весьма условным, а к вечеру и вовсе исчезло.

И любовь, и смерть, конечно, прекрасны, но всё это ерунда по сравнению с туалетом в необходимый момент. — М. Веллер, «Байки скорой помощи».

Надо было громким голосом сказать:
"Господа! Фотографу Срочно требуется поработать в темной комнате. Просьба освободить помещение"

Спасибо, отличная идея! - "Мне нужно перезарядить плёнку! Все вон!!!" - а потом выйти с довольной рожей, и сказать - "Вы пока туда не заходите, там запах эмульсии.."

"Зубная боль и хорошее обезболивающее"

На будущее — лоперамид. Быстро и эффективно.

Это было неожиданно и стремительно. Знал бы заранее - надел бы памперс.

  • 1
?

Log in