?

Log in

No account? Create an account

strravaganza


Дмитрий Майстренко


Previous Entry Share Next Entry
Жардиньерка. История блистательного взлёта, и стремительного падения.
strravaganza
В конце девятнадцатого века чувствительность фотопластин вышла на новый уровень, и выдержка при съёмке портрета сократилась с нескольких минут до нескольких секунд.Теперь позирующий гражданин уже не должен был замирать, а фотографы перестали нуждаться в фиксаторах для головы. Более того, если во времена дагеротипа в погоне за неподвижностью людей чаще фотографировали сидя, то теперь стало возможно делать снимки во весь рост.

И тут немедленно возникла новая проблема — руки! Раньше они спокойно лежали на подлокотниках кресла, и никому не мешали, но когда кресло убрали, руки стало некуда девать. История не сохранила имени того изобретателя, который первым притащил в студию подставку под цветы — жардиньерку, и предложил клиенту на неё облокотиться, но это был сногсшибательный успех! Обычная этажерочка оказалась невероятно полезна, клиенту она позволяла принять более вальяжную позу, а фотографу — получить на снимке максимальную резкость, ведь выдержки по-прежнему оставались весьма длинными. С этого момента победное шествие цветочно-съёмочного аксессуара было неудержимо. Очень скоро жардиньерка пересекла океаны и континенты, мгновенно распространившись по всему миру. Теперь в каждой студии непременно имелось несколько жардиньерок на все случаи жизни, и все посетители непременно на них облокачивались.


Если жардиньерка оказывалсь низковата или высоковата, человек получался скособоченным, но это никого не смущало. В редких случаях высота регулировалась подкладыванием книжек.


Со временем к её присутствию так привыкли, что порой жардиньерку оставляли в кадре даже тогда, когда на неё не облокачивались, просто как обязательную деталь интерьера.



Прочно прописавшись в фотостудии, жардиньерка начала обживаться, накрываясь разными ковриками и вязаными салфетками.


Её положение казалось незыблемым, жардиньерка расслабилась, обленилась, и перестала следить за собой. Когда-то стройная и изящная, она отяжелела, и обабилась.


С лёгкостью пережив революцию, и достаточно порезвившись во времена НЭПа, она не сомневалась, что её процветание будет бесконечным. Но грянула вторая мировая, и для жардиньерочного народа настали тяжёлые времена. Никто больше не хотел фотографироваться, вокруг царили голод и разруха, жардиньерки начали жечь в печах.

День Победы пришёл, и как только начала налаживаться мирная жизнь, жардиньерка вернулась в фотостудии. Она утратила внешний лоск, и была мало похожа на себя прежнюю, но продолжала трудиться, подставляя свои плечи военным и гражданским.


Но вскоре и это скромное счастье закончилось — её начал выдавливать из профессии обыкновенный стул. Безродный четырёхногий брал универсальностью, на него можно было опираться, на нём можно было сидеть, он был дешевле, и проще в изготовлении.


В последней попытке удержаться на плаву жардиньерка позволила вешать на себя таблички с надписями, удовлетворившись ролью подставки.


Но это не помогло, и вскоре последние жардиньерки были вынесены на помойку, и сгнили в мусорках. Клиенты фотостудий, оставшись без подпорки, растерялись, начали пихать руки в карманы, и держать всякие посторонние предметы.


Так закончилась история жардиньерки, скромной подставки под цветы, которая выступила в неожиданной для себя роли, прошла славный путь, и теперь безвозвратно забыта...


P.S. Старые фотографии — это удивительный экскурс в неподдельное прошлое. В моих руках кусочек бумаги, на котором трое боевых друзей смотрят в объектив фотографа, обнявшись над подписью "Не забудь меня, друг!". Этому снимку уже больше семидесяти лет, вряд ли кто-то из них до сих пор жив, но этот момент запечатлён абсолютно точно, всё так и было — эти глаза, эти улыбки, эти руки. Мы никогда не узнаем, забыли они друг друга, или дружили всю жизнь. Мы видим лишь один этот момент, и всё что было до, всё что было после — неизвестно. Но момент, именно этот момент — вот он. Его не изменить, он реален. Затвор фотоаппарата открылся и закрылся, вырезав для нас этот кусочек времени, сохранив его навсегда... ну, или до тех пор, пока нам не надоест смотреть.




  • 1
теперя есть комин))

Который не горит.

Ему и не надобна, за нево держуца))


Хороший пост.


Всю свою коллекцию фотографий ради него перетряхнул!

Прелестно. Спасибо.

Не все жардиньерки сгнили на свалках. Шестой ряд, 3-й снимок - сейчас эта ветеран светописного искусства с сестры своя вернулась к истокам и поддерживает цветуёчки на кафедре аналитической химии саратовского университета.

Я ничего не понял, какой ряд, какой снимок, какая сестра?

Шестой ряд ваших фото выше, 3 снимок в ряду. Подставка со своими "сёстрами" обитает на кафедре универа..
Вроде всё понятно)

Какой вы романтик!

Есть такое. Вчера вот например сам себе подарил цветы, и бутылку пива.

а сегодня девушки держатся за голову.... она же у их всегда болит! ;)

Именно! Это называется "руки в голове".

Не, это блохи. Как они с ними задолбали уже.

у моего деда есть каноничное фото из армии с такой подставкой. Сделано в Перл Харборе.

А на свадебной для них с бабушкой не нашлось подставки, пришлось держаться за руки)

Выражения лиц совсем не современные. Видимо, что-то изменилось в людях с тех пор.
Что бы могла значить надпись "Память из березы"?

Edited at 2018-03-03 05:11 pm (UTC)

Лица да, меняются. Всё меняется. А "Берёза" -- это наверное такой населённый пункт.

Читали ли Вы произведение "Стереоскоп", пост очень напомнил данный рассказ. Отличное произведение в свое время очень сильно поразил

Нет, не читал, но теперь ознакомлюсь.

Оказывается, читал! Просто очень давно, так давно, что уже и не помню. Как дочитал до середины, сразу вспомнил.

  • 1