strravaganza


Дмитрий Майстренко


Previous Entry Share Next Entry
Длинная история короткого кусочка плёнки.
strravaganza
В те годы я был адски беден, дьявольски молод, и чертовски одержим фотографией. Страсть к светописи частенько бросала меня в разные приключения, и это — рассказ об одном из них. В тот день я, как всегда, вышел из дома в поиске лучшего кадра своей жизни. Аппарат был заряжен цветным Кодаком, при мне было несколько объективов, я был готов ко всему.
(Этот пост не рекомендуется к прочтению людям с чувствительной психикой)

Покинув зону досягаемости общественного транспорта, я решительно двинулся в глубину заброшенной промзоны, зная что где-то впереди несёт свои мутноватые воды река Кубань, и на её диких, заросших берегах, меня ждут дивные пейзажи. Но природа не торопилась баловать прелестными видами, я нашёл лишь кладбище барж.


Старые посудины обречённо ржавели в стоячей воде маленького залива, отделённого от реки лесочком. По этой узкой полоске суши тянулась тропинка, и я углубился в чащу. За одним из поворотов меня ждал неприятный сюрприз, какие-то мерзавцы здесь мучили собаку, и вдоволь поглумившись над несчастным животным, повесили его на дереве. Руководствуясь журналистским правилом "Лучше снять, и потом извиниться, чем не снять, и потом пожалеть", я пару раз сфотографировал место преступления.

[Смотреть на этот снимок я не рекомендую никому.]

Оставив бедную дворнягу, я продолжил свой путь, размышляя о моральном облике людей, развлекающихся подобным образом, и пришёл к выводу, что единственно возможным способом их перевоспитания является инъекция расплавленного свинца в задний проход.

Дальнейшее путешествие не принесло ничего нового, природа была скучна, и невыразительна. День начал клониться к закату, и начало быстро темнеть. Становилось ясно, что экспедиция закончилась неудачей, и в последней отчаянной попытке сделать хоть один интересный кадр, я прикрутил зеркально-линзовый пятисотник, и сфотографировал пролетавшую мимо ворону.


Не помню, на какой выдержке я это снял, но даже экспонометр намекнул, что пора возвращаться домой. Пока я собирал аппаратуру, вдалеке послышались голоса — кто-то шёл по тропинке . Судя по громкому смеху, и диким воплям, ко мне приближалась нетрезвая компания молодых людей, находящаяся в поисках приключений. Убитая собака вполне могла быть делом их рук. Решив уклониться от такого знакомства, я развернулся, и быстрым шагом двинулся обратно, к промзоне. Густой лес и разделявшее нас расстояние позволяли надеяться, что мне удастся ускользнуть. Моя правая рука крепко сжимала штатив, которым в сложенном состоянии  вполне можно было отбиваться от врагов.

Смеркалось всё сильнее, и вдруг в просвет между деревьями я увидел закат дивной красоты — облака сложились в причудливую фигуру, а заходящее солнце окрасило их в нежно-розовый цвет. Это была редка удача, которая вполне могла стать прекрасным кадром! Но пьяные голоса становились всё ближе, и задержавшись, я вряд ли мог рассчитывать остаться незамеченным. К тому же снимать нужно было со штатива, а раскрутив его ножки на всю длину, я лишался своего единственного оружия. Но страсть победила рассудок, и секунду спустя я уже лихорадочно вкручивал тросик в спусковую кнопку фотоаппарата. Замер экспозиции порекомендовал выдержку в одну секунду. Вы знаете, как долго тянется секунда? А в момент, когда ты уже слышишь чужие шаги? Наконец камера хлопнула зеркалом, и я продолжил свой путь.

Вы когда-нибудь бегали по сумеречному лесу, держа в руках штатив с растопыренными ногами? Так себе удовольствие, скажу я вам. Значительно спокойнее я почувствовал себя лишь тогда, когда понял, что дистанция между мною и моими преследователями вновь стала безопасной. Сложив штатив на ходу, я выровнял дыхание, и углубился в гущу индустриальных построек. Матерные крики вскоре затихли вдалеке, видимо наши пути разошлись.

Минут через десять полностью стемнело. В бесконечной череде бетонных заборов, сопровождавших мой путь, не горело ни одной лампочки. Облака сгустились, стало темно, как в чернильнице, и единственное что можно было различить, это дорогу под ногами — вытертый и пыльный асфальт был немного светлее неба. Я понятия не имел, куда иду. Было совершенно неясно, тем ли путём я возвращаюсь, которым пришёл. Вокруг было совершенно ничего не видно, и приходилось идти, низко опустив голову, чтобы случайно не выбить себе глаз, наткнувшись на какое-нибудь препятствие.

Перемещаясь практически вслепую, я ощутимо нервничал. Где-то там, далеко-далеко впереди, была цивилизация, где можно поймать такси и оказаться дома, но вокруг меня всё было чуждо, и враждебно. Больше всего меня раздражала полная темнота, в которой я не видел даже собственных ног. Сжимая штатив двумя руками, я был готов в случае опасности использовать его как дубину. Упёршись взглядом в смутно белевшую полоску асфальта, я шёл и шёл, как вдруг заметил небольшое тёмное пятно, которое быстро катилось прямо на меня. Оно было размером с небольшой мячик, и двигалось совершенно беззвучно. Соображать было некогда, и я не смог придумать ничего лучше, чем нагнуться, и схватить его рукой. Пальцы наткнулись на мягкую тёплую шёрстку, а тишину пронзил истошный щенячий визг. Похоже, собакен тоже не ждал ничего хорошего от случайных встреч на ночной дороге, и заранее был готов к истерике.

Пёсик продолжил свой путь, всё так же громко заливаясь, а мне вдруг стало смешно  — уж если я, восемьдесят пять килограммов костей и мускулатуры, вооружённый металлической дубиной, так отчаянно боюсь в этой темноте, что же тогда должен чувствовать маленький щенок, в жизни которого в сто раз больше опасностей, чем в моей?

P.S. Снимок заката получился бесподобным, я его много раз печатал, показывал на местечковых выставках, и даже безуспешно посылал на разные фотоконкурсы в Москву. Знали бы кляти москали, какой ценой я его добыл, все призы были бы мои.



  • 1
закат ваще хороши, но думаю таких миллионы.

Миллиарды! Но этот -- мой, я им очень гордился.

Вот когда фотографии научатся передавать и чувства фотографа...тогда и поговорим. А про собаку не будем(


Это сканы пленки или фотографий?

Первые три -- скан с плёнки, (сканер дерьмовый), а фотка заката вообще переснята с бумажного отпечатка телефоном.

Тут вышел сериал про малолетнего убивца зверушек. Ужасно мне понравился! Смотрится запоем, как ваш закат.
https://www.kinopoisk.ru/film/konets-gryobanogo-mira-2014-863878/

На торрентах его пока нет. Появится -- ознакомлюсь.

Дмитрий, вам бы книги писать!
Давно вас читаю и, хотя к фотографии отношусь равнодушно, каждый раз получаю удовольствие от прочтения ваших текстов.
Спасибо! Не переставайте писать))

Благодарю, и обещаю не переставать, моя графомания давно уже перешла в хроническую форму.

Как можно говорить о каких-то закатах, имея такую амбивалентную ворону?

Признаюсь -- ворону я вообще печатать не стал в те годы, ибо денег на лишний отпечаток просто не было, и лишь много лет спустя, когда в очередной раз перепечатывал закат к какой-то выставке, я попросил сделать и ворону, размером 10Х15см. Тогда я её увидел впервые, и долго смеялся.

в армии был у нас один урод,
повешу говорит кота.
я как то зашел на спортплощадку и увидел кота висящего в петле на турнике.
подошел и снял его, до сих пор помню звук, который издал уже мертвый кот, когда я снял петлю, шелест выходящего воздуха, как из шарика.

Могу одолжить свинца.

    Закат что надо. Снимок с драматической историей это вам не баран начихал. Но ворона! Ворона просто вне конкуренции.

Ворона да, но что смешно -- я его так и не напечатал в те времена, просто денег пожалел на размытое пятнышко. И лишь много лет спустя я увидел её в позитиве, и понял, что это забавно.

Кадр с собакой мог бы произвести фурор на выставке. Среди пейзажиков и натюрмортиков - вдруг неприглядная правда жизни.

Меня бы за такое из Кубанского фотографического общества исключили навсегда.

Гениально всё без исключения (на собачку правда не заглядывал, раним).

Да, я в те времена тоже склонялся к переоценке своих успехов...

  • 1
?

Log in

No account? Create an account